Новости

Ковчег под угрозой ликвидации!

Раньше собак и кошек ловили «спецтрансники» и увозили «на мыло». Теперь, с изменением законов, собак стерилизуют, чипируют и возвращают «на место» — продолжать рыскать по городам и весям в поисках пропитания. Без надзора, без защиты. Их и от них. Не всех горожан это устраивает. Поэтому, к счастью, находятся у нас люди не от мира сего, которые берут на себя смелость и отвагу устраивать жизнь несчастных животных…

Службы спасения Ольги Быстровой

Равнодушный обыватель непременно озадачится: и чего неймётся этой молодой красивой замужней женщине с двумя маленькими детьми? Чего взялась обустраивать бездомных животных, деньги девать некуда? Есть куда. И живет её семья скромно, как большинство граждан. Но, смею надеяться, счастливо. Потому что всё в этой семье строится на добре и милосердии… Отсюда и приют, созданный Ольгой и её единомышленниками на пустом месте в июне прошлого года.
Ольга – серьёзный, несмотря на свою молодость, человек. Зачем взялась за архисложное в наших условиях дело?

– Всех домой не заберёшь, – отвечает Ольга, – а Кронштадт по своей отдалённости от мегаполиса – исключительное место для создания приюта.
Кстати, дома у Ольги – 12-летняя собака Нюша, взятая из передержки, по желанию детей приобретенный испанский мастиф, кошка, попавшая ранее под машину и оставшаяся без лапы.

Приступая к созданию питомника, Ольга, разумеется, понимала, что одной ей не справиться. Даже при том, что помогает подруга Яна, такая же любительница животных. В итоге на свет появилось инициированное девушками обращение горожан к главе администрации Терентию Мещерякову (около 1000 подписей) с просьбой решить вопрос о предоставлении на льготных условиях долгосрочной аренды участка, а также о помощи в обеспечении участка водо- и энергоснабжением. Администрация пошла навстречу и предоставила земельный участок (350 кв. м) западнее Рыбачьего проезда (Шанхай) «с целью организации площадки для выгула и временного содержания собак». Мало того, заместитель главы администрации Вячеслав Богомолов обратился к начальнику Управления ветеринарии Санкт-Петербурга с просьбой рассмотреть возможность создания структурного подразделения из общественного объединения «Ковчег» на базе Управления. В этом было отказано (не положено), но за попытку — спасибо.

Итак, кусок земли был выделен, и начались для Ольги с товарищами (не столь многочисленной, ка хотелось бы, кучкой волонтёров) «веселые» дни. В присутственных местах, во многих магазинах расставили ящики-копилочки для пожертвований, обратились через СМИ к людям, и люди откликнулись и откликаются до сих пор. Исключительно на пожертвования была благоустроена и облагорожена территория «Ковчега», построены вольеры для временного содержания животных, бытовка, сделано освещение, привозится вода. Расходов – море. В строительстве каждая досочка – на счету и «на вес золота», то же самое – с мужскими рабочими руками. Вообще-то волонтёров-обещателей много, но постоянно приходят и оказывают помощь около 10 человек. Есть два ночных сторожа и уборщица, их труд «слегка» оплачивается, опять же из пожертвований. На те же средства привозится из Лисьего Носа сено для утепления собачьих вольеров.

В зимние морозы котов стараются на время раздать по домам. Сегодня в «Ковчеге» их в среднем – 5-7, собак – около 50. Отданных в руки собак и кошек – 80. Договоры с «усыновителями» — в двух зелёного цвета папках. Есть чёрная папка – возвращенных животных. Но об этом — отдельно. Все отданные животные – патронируются.

«Видя зло, не ведай сомнений!»

Животные попадают в «Ковчег» по-разному. Если помнит читатель, была целая компания собак в районе футштока. Волонтёры, на радость присутствующим при этом туристам, забрали собак в приют. Приносят, приводят собак и кошек, звонят, иногда чуть ли не в начальственной манере : «А ну-ка, заберите!». У кого-то умерли хозяева, как, например, у овчарки Дины. Есть случаи особые. Щенка Майю нашли работники КЗС на Промзоне в районе дамбы. Там было восемь собак разных возрастов. Майю к оставленной добрыми людьми еде более сильные собаки не подпускали. Вот и привезли бедолагу в «Ковчег», где она пока, всеми обласканная, встает на ноги в «кабинете» Ольги. Оставшихся на Промзоне собак пролечили от глистов, а Спецтранс будет отвозить на остальные процедуры.

Не так давно позвонили: собака в овраге кричит и стонет. Приехала Ольга, узнала Черныша – старую больную собаку, всю жизнь проживавшую в одном из подъездов на Велещинке. Надоела кому-то из жильцов, не поленились притащить-привезти к оврагу и сбросить вниз. Чтобы умирала – с глаз долой. Ольга с мужем с большим трудом вытащили, привезли в «Ковчег», через сутки Черныш умер. В тепле.

О папке, в которой зафиксировано девять возвратов. Два примера. «Добрые» люди взяли двухмесячного щенка, многообещающего по уму и понятливости. Вернули через шесть месяцев, совершенно одичавшего балбеса. Щенка Бима отдали молодой маме с двумя детьми. Отдали чистенького и ухоженного. Получили назад через два месяца – с глистами, блохами и рахитом. Спасибо, что хоть вернули, а не выбросили на улицу.

Когда в прессе появилось объявление, что в поддержку «Ковчега» проводится мероприятие, один «доброхот» написал в твиттере: «Принесу мешок отравы, и не только для животных». Этот, видимо, из тех, кто в одном дворе на Горе недавно бездомным котятам глаза выкалывал. Найти, понятно, пока невозможно.

Собак расстреляли, события преступления нет

О расстреле двух собак в районе АЗС на Восстания 14 ноября прошлого года знают многие. Есть свидетели, которые слышали выстрелы, другие видели там двух раненых собак, видели, как их забирали в ветклинику. Правда, в это время видеонаблюдение на территории АЗС не работало. Ко всему прочему есть информация с Ветстанции о характере полученных собаками ранений. Тела обеих собак были буквально изрешечены (в руках автора – рентгеновские снимки) «инородными предметами диаметром 4 мм». Есть чеки на 15 тысяч рублей по оплате лечения собак в Ветстанции. И есть два ответа из полиции, куда обратилась Ольга Быстрова. Первое уведомление об отказе в возбуждении уголовного дела датировано 22 ноября. «Установить свидетелей и очевидцев происшествия, а также лицо, осуществившее выстрелы, не представилось возможным», – написано в бумаге. Правда, здесь же усматриваются признаки административного правонарушения (тишины), а в целом – «отсутствие в действиях неустановленного лица события преступления».

После такого ответа из милиции Ольга, разумеется, обратилась в прокуратуру. Жаль, не письменно. Там ей устно же и пообещали вникнуть в дело. В итоге 26 декабря на имя Ольги Быстровой пришло ещё одно уведомление из полиции, опять же об отказе в возбуждении ч. 1 ст. 245 УКРФ «Жестокое обращение с животными». Остаётся сообщить читателям, что делом заинтересовался депутат Законодательного собрания по нашему округу Анатолий Кривенченко. От себя же добавим, что это не первый в Кронштадте случай расстрела животных, о котором мы сообщаем.

И ещё. К Ольге Быстровой обратился гражданин, который заявил, что точно знает, кто стрелял в собак. Но об этом он расскажет следователю, если удастся добиться возбуждения уголовного дела. А тем временем спасённые Ольгой и волонтёрами собаки Тайна и Ушка проживают в приюте. Обе – с пулями в теле, которые невозможно извлечь (застряли в костях). Пострадавшая Тайна из вольера не выходит. Видимо, боится всех и вся и никому, и ничему не верит. Разуверилась, видно, когда, истекая кровью с трёх часов ночи до часу дня лежала без помощи. Неужели в этот большой отрезок времени никто из людей ничего не видел и не слышал?

Вопрос сноса «Ковчега»: от закона до исполнения – без промедления

Да, в плане: убрать, снести, запретить – наши законы, как правило, работают идеально, благодаря исполнителям. До определённого времени никому «Ковчег» не был помехой. Наоборот, люди поддерживали, помогали кто чем мог. Да и расположен приют на отшибе, в районе Шанхая, недалеко от собачьего выгула. Но нет, нашёлся таки «добрый» человек, которому приют «птиц слушать» помешал. Появилось письмо в прокуратуру, там тут же приняли соответствующие меры, и оказалось, что Ольга Быстрова нарушила ст. 25 и 26 Земельного кодекса РФ и ст. 7.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Притянул «преступницу» к ответу Росреестр за то, что допустила использование земельного участка без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю. Ольге Быстровой дано предписание от Управления Росреестра по Санкт-Петербургу: «Устранить нарушение земельного законодательства путём освобождения земельного участка…», либо путём оформления правоустанавливающих документов. Иначе – штрафы и далее – ещё более жёсткие санкции. Закон! К чести администрации города надо заметить, что Вячеслав Богомолов в своём письме заместителю начальника отдела Государственного земельного надзора попытался заступиться за организаторов «Ковчега». Хочется искренне надеяться, что и при создании юридического лица, при оформлении необходимых документов можно будет так же рассчитывать на помощь администрации, её квалифицированных специалистов, юристов. Во всяком случае, советник главы администрации Кирилл Смирнов такую помощь пообещал. Но вот разговор автора публикации с чиновником, который должен быть кровно заинтересован в благополучии «Ковчега», начальником отдела городского хозяйства Владленом Родионовым оставил крайне тягостное впечатление.

Меня безнадзорные животные интересуют в последнюю очередь, – ответил он, – если интересуют вообще. Больные дети – другое дело (!?). Ага. Значит, запамятовал Родионов, что во все века и времена безнадзорными животными был призван заниматься и занимался именно вверенный ему отдел. А что касается больных детей, то та же Ольга Быстрова, при всей её маленькой зарплате на основной работе, постоянно жертвует из неё деньги для онкобольных детей и сдаёт для них кровь как донор. Только молчит о своей любви и жалости к ним. Как и о том, что «Ковчег» для неё – это деятельность не только для совести и для души, но и во благо города. И вместо того, чтобы хоть копейку получать за этот труд, она в «Ковчег» только вкладывает.

Побывала автор и у и. о. главы Местной Администрации Сергея Бандуры. «Очень жаль, – ответил Сергей Алексеевич, – что бюджетные статьи расходов, связанные с животными, у муниципалов изъяли. Можем помочь только информационной поддержкой и – как частные лица».

Что нужно «Ковчегу»

Вообще, сегодня жизнь в «Ковчеге», несмотря ни на что, кипит. Многие собаки и коты, принятые сюда, испытывают один страх: что их когда-нибудь отсюда выгонят. Но не допустят этого отнюдь не те, кто только обещает и ничего не делает, кто только охает и ахает (о, как их много, этих сердобольных!). Не допустит Ольга, не допустят верные её помощники-волонтёры: Александр с сыном, Геля, Лена, Марина, Наташа, Александра, Светлана, Настя. Не допустят люди, помогающие деньгами, – кто сколько может. Узнав, что я ищу «Ковчег», незнакомый молодой человек сунул мне в руку две денежные купюры, чтобы передала. Как само собой разумеющееся. Может, действительно не всё ещё погибло? И не у всех доброта и милосердие, как парадный костюм, или из кусочков собранная, вроде нищенского подаяния?

И в заключение: что на сегодня конкретно необходимо для того, чтобы «Ковчег» работал и развивался. Первое: помощь администрации города. Второе: кто-нибудь из уважаемых спонсоров, откликнитесь (ведь на один завоз земли 50 тысяч рублей по копейкам собирать пришлось). Третье: любая помощь стройматериалами, собачье-кошачьими принадлежностями, кормами и так далее – примется с огромной благодарностью. Четвёртое: нужны умелые созидательные мужские руки. И ещё одна убедительная просьба Ольги: не можете, не хотите помочь, – не вредите! Зачтётся вам хотя бы это.

Источник: Газета "Кронштадтский вестник"
Автор: Лидия Куликова

Search

Обратная связь

Обратная связь

Ваше сообщение было успешно отправлено